Tags: дракон и рыцарь

Сказка на ночь. К 8 марта.


Был солнечный полдень.
- Ну? - спросил дракон.
- Нууууу... Лучше бы что-то умное сказал! - рыцарь перебирал гору бумажек и вид его был жалок и печален.
- Так ты выбрал, что будешь дарить на праздник леди Сесилии?Collapse )




Идея и персонажи принадлежат Андрею Союстову u_96
Отдельное спасибо за помощь Юлии Ляпиной lyll2001

Сказка на ночь. К Дню Защитника Отечества.



Был солнечный полдень.
- Ну? - спросил дракон.
- Сейчас, сейчас - рыцарь затаскивал в пещеру очередной объемный мешок, уже десятый по счету.
- Много еще осталось? - довольная морда рептилии выражала глубокое удовлетворение.
- Пара непонятных бочек и всё! Но мне их не затащить... - пот градом катил по лицу рыцаря а под доспехами подозрительно чавкало.
Collapse )


Идея и персонажи принадлежат Андрею Союстову u_96

Сказки на ночь. День Святого Валентина.

Был солнечный полдень.
- Ну? – спросил дракон.
- Сидят! - рыцарь в недоумении посмотрел на окна близлежащего дома в которых наблюдались прелестные женские личики в ассортименте.



- Хорошо, что просто сидят - дракон после сытного обеда был "сама доброжелательность"Collapse )
Идея и персонажи принадлежат Андрею Союстову u_96

Сказка на ночь – 43



Был солнечный полдень.

- Ну? – спросил дракон.
От того места, откуда это прозвучало и до того, кому это предназначалось, было по прямой шагов сто. Но торчащий на крепостной стене бургомистр всё равно предпочёл сперва спрятаться за крепостной зубец. Так. На всякий случай. А уже потом начать орать в жестяной рупор:
- Признаёшь ли ты, порождение Сатаны и пожиратель коров, что нарушил законы Божьи и приличия земные?

«Порождение Сатаны» с громким лязгом чешуи пожало плечами.

- Это «да» или «нет»? – решил на всякий случай уточнить бургомистр.
- Это он почесался! – учтиво пояснил торчавший рядом с драконом рыцарь.
- То есть ему нечего возразить на предъявленные доказательства вины? – язвительно поинтересовался рупор.
Collapse )


Оригинал взят у u_96 в Сказка на ночь – 43

Сказка на ночь - 45



Был солнечный полдень.

- Ну? – спросил дракон.
- Он говорит, что пришёл спасать мир, - пояснил рыцарь с самым серьезным видом.
- Этот дрищ?! – удивился ящер.
- Этот герой, - поправил партнера рыцарь.
- Ему что? Больше заняться нечем?
- Именно, - подтвердил рыцарь. – Он пылок, несгибаем и очень одинок в этом мире.
- Ну да, - фыркнул дракон, - Куда еще податься такому буйному?.. Только – в спасатели мира.
- Он ждет тебя, - напомнил рыцарь.
- Как?
- Натощак. Преисполненный смелости и дерзновенности.
- Типичный шизофреник, - поставил диагноз дракон, - А зачем ждёт-то?
- Дабы сразить врага рода людского. И тем спасти мир от напасти имени тебя.
- Красавчик! – восхитился дракон, трепетно сложив на груди передние лапы с метровыми когтями.

Рыцарь немного помялся и сообщил:
- Ты это… Не обижайся, но я ему своё копье отдал. А то у парня из всего оружия – только Слово Божие. Правда – в письменном виде и приличной толщины. Так что если этим томом кому по башке дать – хана башке... Но с копьем на дракона, по моему мнению, все же как-то правильнее.
- Минуточку, - ящер прищурился, - Так ты на чьей стороне? На моей или на его?
- Я на стороне доблести, - сразу надулся рыцарь.
- А в чем доблесть-то? – не понял ящер, - В том, чтобы тащится за мной непрерывно канюча «Вызываю на смертный бой! Умоляю тебя, чудовище, о сём!» - ?
- Нууууу…
- Мне всегда казалось, что если тебе нужна драка, то ты её просто устраиваешь. А не умоляешь, повиснув на чужом хвосте, о том, чтобы тебе наконец-то дали в жбан, - отрезал дракон.

И принялся шумно когтями чесать живот.

- Путь к славе тернист, - зачем-то брякнул рыцарь и надолго задумался, зачем и к чему он это сказал.

Дракон тоже замолчал.

В наступившей паузе стало слышно, как у подножия холма, на вершине которого устроились партнеры, кто-то трясёт кусты и ломким дребезжащим голосом восклицает:
- Чудовище! Иди сюда! Я устрою тебе ад! Я обращу тебя в хаос!..

- Я уже говорил, что он дерзновенен? – не без гордости за собрата-героя поинтересовался рыцарь.
- Это слышно невооруженным ухом, - фыркнул дракон, – Точно так же, как и то, что этот парень, вопреки твоим утверждениям, не особо смел.
- С чего ты так решил?
- Будь дело иначе, он орал бы свои тезисы здесь и мне в морду, а не издалека и из кустов, верно? – дракон ехидно подмигнул.
- Нуууу, - рыцарь наморщил лоб, - Может там у него – выгодная позиция? С точки зрения тактики.
- Жидкие кустики, это выгодная позиция против тяжелого бронированного высокоманевренного летающего огнемёта?! Напарник, я с тебя валяюсь! – заржал дракон.

После чего рухнул на спину и принялся валяться, издавая нечленораздельные звуки.

Кусты под холмом перестали орать, перейдя в режим прислушивания.

Навалявшись от души и пару раз безуспешно, но честно попытавшись сделать гимнастическую «березку», крылатое пресмыкающееся еще раз подмигнуло рыцарю и вдруг затрусило вниз.
- Эй! – заорал в спину партнеру рыцарь, - Только бейся с ним честно!..

- С кем биться-то? – уже из гущи кустов откликнулся дракон, - Тут уже никого нет.
- А что там есть?
- Кусты есть. Заранее натоптанная тропка для отступления есть. Еще – твоё копьё и записка.

Вдоволь нагугукавшись по зарослям, дракон тяжелой рысью вернулся на холм. Уселся поудобнее, развернул мятый клочок пергамена и с надрывом в голосе зачитал:
- «Недостопочтимое Чудовище. Слыша Ваши предсмертные звуки и наблюдая снизу, как на холме дергалось в агонии Ваше тело, счёл я, что будет не богоугодным делом убивать Вас на Пороге Вечности, куда Вас привёл Господь. Засим желаю Вам попасть в ад, а сам отправляюсь по городам и весям, чтобы поведать людям назидательную историю гибели врага рода людского от одного моего праведного взгляда. P.S. Записку оставляю на случай, если Вы всё же выживите. Но если Бог допустит такое – знайте, я исправлю эту ошибку. Дрожите и бойтесь меня! Вам от меня не уйти!!!»

- Странный герой, - признал рыцарь, прослушав текст.
- Я же говорил - дрищ, - пожал чешуйчатыми плечами дракон, - Они все такие. С трагическим огнём в глазах и Божьим словом на устах. Дерзновенные, не вылезая из кустов. Собственно, в этом и есть главная разница между героями и дрищами. Первые, чтобы совершить подвиг, делают шаг вперёд,..
- А вторые?
- …Вторые делаю шаг за угол. И там собой гордятся.
- Как?
- Страшно!..

Оригинал взят у u_96 в Сказка на ночь - 45




Сказки на ночь.



Был солнечный полдень.

— Ну?.. — спросил дракон.
— Ты это всерьез? — недоверчиво прогудел рыцарь из глубины шлема.
— Всерьезнее не бывает, — заверил партнера ящер. — Эта штука, найденная в бумажной корзине моего деда, мир его праху, нам еще ого-го как послужит.

Тем не менее, рыцарь решил еще раз прояснить ситуацию. Так, на всякий случай.

— То есть ты, будучи в здравом уме и твердой памяти, утверждаешь, что вот этот хлам, — рыцарь презрительно помахал едва различимым рисунком на куске папируса, — может нам даровать хлеб насущный?
— А также — добрый кусок масла поверх него. И прочие дивиденды.
— За счет чуда господня?

Ответом рыцарю стало громоподобное кудахтанье. Это в восторге ржал, упавший на спину и болтающий в воздухе лапами, дракон. Из пасти ящера во все стороны летели огненные протуберанцы. Рыцарь поспешно задраил забрало и только потом вспомнил об оставшемся снаружи папирусе. Рисунок уже тлел. Пришлось его срочно затаптывать ногами…

— При чем тут чудо? — спросил отдышавшийся дракон, — Зачем беспокоить Бога по пустякам? Мы получим свое, во-первых, эээ… за счет наличия на эскизе хорошо известного сиракузского бренда…
— «Хорошо известного» чего?
— Ты разве не заметил, что сверху рисунка криво накарябано «Архимед»? Во-вторых, мы используем выгодную геополитическую ситуацию.
— Ааааа, — понятливо закивал рыцарь, ни черта так и не поняв, — но… мы даже не знаем, зачем нужна намалеванная тут штуковина.
— Послушай, напарник, — дракон терпеливо вздохнул, — мы говорим об извлечении прибыли из факта обладания нами товаром как таковым, не так ли?
— Возможно, — брякнул рыцарь, чтобы хоть что-нибудь сказать.
— Поверь — в этом процессе параметры самого товара не имеют ровно никакого значения.
— А что имеет?
— Разумеется — параметры продавца!..
…В тронной зале было не протолкнуться от набившегося внутрь народа, но вокруг двух нежданных визитеров как-то само-собой возникло пустое пространство.
— Гм? — король почесал себя где-то в пространстве между короной и правым ухом. После чего пристально уставился на стоящую перед ним парочку.

Дракон в ответ улыбнулся. Кротко. Насколько позволяла его саблезубость.

Короля передернуло, но он справился с замешательством:
— Признаю, что вы, гм, производите впечатление…
— …Честных особ? — понятливо кивнул рыцарь.
— Нет, просто производите впечатление, — уточнил монарх, еще раз оглядев драконью тушу, подпиравшую головой потолок тронного зала.
— Неужели мы, Ваше Величество, не вызываем у вас уважения? — обиженным голосом поинтересовалась вышеозначенная туша. И потянулась, лязгнув по полу длиннющими когтями.
— Да нет, что вы… — тут же всплеснул руками король, — Еще как вызываете!
— Тогда, что вы скажете о нашем предложении? — дракон прищурился.
— Допустим, — монарх разгладил на коленях папирус, — я… поверю в подлинность подписи автора изображения. Как поверю и в то, что сей свиток с чертежом легендарного древнего сверхсмертоносного оружия был выкраден вашим дедушкой из пылающей Александрийской библиотеки…
— Именно так, Ваше Величество, — с готовностью подтвердил дракон, — вон и копоть по краям на папирусе осталась.
— …И вы правы — с учетом надвигающейся войны моей державе вовсе не помешало бы подобное приобретение…

Дракон просиял.
— …Но, ради Всех Святых, объясните, ЧТО это?

Рыцарь с преувеличенным вниманием принялся изучать лепнину на потолке. Дракон же недоверчиво уставился на короля:
— Как, Ваше Величество, Вы НЕ УЗНАЕТЕ?!
— Вы же сами говорите — папирус старинный, изображение почти стерлось, — заюлила августейшая особа, нервно поигрывая скипетром.
— Это же последнее изобретение механикуса Архимеда! Неужели, у вас не начинает бурлить кровь в жилах при виде этих гармоничных стальных извивов? Неужели, вы не узнаете этот хищный конец, так и жаждущий вонзиться во что-нибудь?
— «Хищный конец», говорите? Ээээ… Ну, вроде бы узнаю, — промямлил монарх, чтобы не показаться полным остолопом толпящимся вдоль стен подданым.
— Тогда я Вас, Ваше Величество решительно не понимаю, — делано пожал плечами дракон.
— И я тоже, — счел нужным внести свою лепту рыцарь, негодующе оттопыривая нижнюю челюсть.
— Архимед был настоящим гением. Только посмотрите на его набросок — идеальная форма. Вы же понимаете, что за этой вещью будущее? Она завоюет континенты! — продолжал наседать ящер на съежившегося короля.
— Да, да, да, — растерянно блеял тот, ерзая на троне.
— Ну, а раз «да» — тогда платите, — отрезал дракон. — Или вы хотите, чтобы это вундерваффе досталось вашему противнику?..
— Последняя просьба, — подал голос монарх, когда казначей закончил отсчитывать наличность.
— Да, Ваше Величество? — ящер почтительно поклонился.
— Вот тут в углу папируса я вижу несколько мелких букв. Не иначе — пометка самого Архимеда. Говорят, что у драконов зрение не в пример нам, людям, более острое…
— Правильно говорят, — согласился ящер.
— Тогда не прочтете ли, что тут написано?
— О, разумеется, Ваше Величество, — ящер не двигаясь с места всмотрелся и с выражением озвучил прочитанное.
— Как-как? — переспросил король.
— Повторяю еще раз, по буквам, — снизошел дракон, — Слушайте и запоминайте: «ш», «т», «о», «п», «о», «р»!..

(no subject)



Был солнечный полдень.

- Ну?.. – спросил дракон.
- Песец, - ответил рыцарь.
- ...?!
- Песец, - уверенно повторил рыцарь. - И он бы не улизнул с этого холма. Даже будь сейчас полярная ночь. В этот раз нас плотно обложили. В три ряда. Не уйти и не улететь.
- Эй там, на вершине!.. -, донёсся снизу зычный вопль, - Сдавайтесь!
- Зачем? - с надеждой поинтересовался рыцарь.
- Умрёте быстро! - проорали от подножия холма.
- Т.е. конструктивных предложений не будет, - перевёл дракон.
- А если не сдадитесь, то умрёте медленно и мучительно! - снова донеслось снизу, - Это мы, эксперты, вам обещаем! Знаете, сколько по нашим дням платят за драконью шкуру?!..

Дракон флегматично зевнул.

- Ты что не понимаешь, что нас убьют? -, возмутился рыцарь, - Тебя - за то, что ты, это ты, а меня - за компанию.
- Нет, - потратив минуту на преодоление собственной лени, ответил дракон.
- Нет?!
- Да.
- Что "да"?
- А что "нет"? - дракону явно начинала нравиться фехтование словесной чепухой.
- Ты о чём?
- А ты?
- Я о том, что нас убьют.
- Нас? - дракон удивлённо приподнял чешуйчатое веко.
- Да.
- Как?
- Совсем! - рыцарь начал терять терпение, - Напрочь!!!..
- Так вы сдаётесь? - внизу тоже у кого-то терпелка пошла по швам.
- Чёрт его знает! -, честно крикнул в ответ рыцарь, так и не дождавшись какой-либо внятной реакции партнёра.
- Так решайте быстрее! - посоветовали снизу, - А то у нас скоро обед!
- Напарник, я совершенно не вижу причин для переживаний, - буркнул дракон, перекатываясь на спину и подставляя солнцу брюхо.
- Три сотни бойцов - охотников за драконами, окружившие нас со всех сторон, это не повод для переживаний?! - взвился рыцарь, сорвавшись на фальцет.
- Это не бойцы.
- А кто?!
- Они же сами сказали - эксперты, - пояснил дракон.
- А в чём разница? - рыцарь в очередной раз понял, что он ничего не понял.
- В том, что бойцы - практики, а эксперты - теоретики.
- И?..

Дракон шумно выдохнул, пробормотал "лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать", подхватил рыцаря и устремился вниз. Рыцарь истошно заорал. Потом в испуге зажмурился. Однако вместо ожидаемого лязга отточенного железа и последующего вопля агонии, снаружи донеслось до боли знакомое "ну?"

Рыцарь открыл глаза.

Целый и невредимый дракон притормозил в пяти шагах от ощетинившегося жалами арбалетных болтов строя.

Строй потел и безмолвствовал.

Дракону это быстро надоело:
- Ну?..
- Ни с места, - с явной нерешительностью попросил кто-то из задних рядов.
- Не вопрос, - согласился дракон, но противоположную сторону это не убедило.
- Если вы только дёрнетесь - мы вас тут же нашпигуем стрелами...
- О'Кей, - кивнул ящер, усаживаясь на собственный хвост поудобнее.
- Я же сказал - ни с места! - немедленно взвизгнули в ответ, - Вам от меня не уйти! Я эксперт! Я прочитал все мемуары Александра Македонского, Ганнибала, Цезаря, всего Сунь Цзы и самоучитель Давида по стрельбе из пращи с двух рук!..
- А я ещё - и "Стратегикон" Маврикия! - встрял другой голос.
- Маврикий - фуфло! - влез третий, - вот трактат Вегеция, это - да!
- Вегеций что-то писал о борьбе с драконами?! В первый раз об этом слышу!
- А Маврикий тоже не писал!
- Не писал - да - но намеревался!..

Через минуту строй драконоборцев рассыпался, превратившись просто в толпу орущих друг на друга личностей.

- Что Цезарь писал о логистике? Ни-че-го. Профан он после этого!..
- Да он всю Галлию завоевал!
- Случайно!
- Чувствуется, что вы не читали "Галльские войны"! Вот идите и читайте!

Гм!.. - решил напомнить о себе дракон.

- А? Что? - ближайший эксперт от неожиданности подпрыгнул и оглянулся.
- Я, собственно, хотел... - , начал было дракон, но его безапеляционно прервали.
- Вы читали "Галльские войны"?!
- Да я, собственно,..
- Значит - нет! - глаза у эксперта лихорадочно заблестели, - Вот идите и читайте! Потом поговорим!!!
- Как скажете, - когда было нужно, ящер умел быть фантастически кротким.

Ещё через минуту, протолкавшись вместе с партнёром сквозь галдящую и ругающуюся толпу, рыцарь обнаружил себя на чистом месте. Оглянулся назад и принялся весело насвистывать.

- Ещё две линии оцепления, - напомнил дракон.
- Там тоже эксперты? - рыцарь на половине шага запнулся.
- Да.
- Ну, - рыцарь сунул в рот травинку и принялся рассеянно её жевать, - Тогда мне это не страшно.
- Почему? - дракон хитро скосил граза на партнёра.
- Потому что я-то "Галльские войны" точно не читал!..

Сказки на ночь.



Был солнечный полдень.
— Ну?.. — спросил дракон.
— …Тридцать пять, тридцать шесть, — рыцарь загибал пальцы уже по четвертому кругу, — О! Вон еще один на сивом мерине прется… Итого ровным счетом — тридцать семь!
— Забей, — буркнул ящер, продолжая меланхолично подремывать в глубине пещеры.
— Там внизу — тридцать семь сэров, публично уличающих тебя в трусливом нежелании покинуть логово и принять вызов на честный бой, а ты говоришь «забей»?! — вскинулся рыцарь.
— Ну да. Именно это я и говорю. Могу для разнообразия добавить еще что-нибудь.
— Например?
— Например — плюнь.
Рыцарь удивленно моргнул:
— И тебя не трогает, что они уже на все окрестности раструбили о том, какой ты негодяй и мерзавец?
— Трогает.
— Ага!..
— Их вопли мешают моему послеобеденному моциону.
— И только?
— Да.
— Неужели ты — такой трус? — изумился рыцарь, крайне трепетно относящийся к вопросам чести вообще, и — к перспективе со стороны поглазеть на качественный мордобой в частности.
— Нет.
— Тогда почему?
— Потому, что это блажь, — пояснил ящер, не открывая глаз.
— Честь?!
— Угу. Куча зря потраченного времени и денег.
— Не понял, — признался рыцарь после минутного раздумья.
Дракон с мученической миной вздел морду к потолку, но потом решил, что картинность сейчас не к месту. И снизошел:
— Напарник, что будет, если я сейчас ринусь мстить за свою так называемую «поруганную честь»?
— Поединок! — пафосно провозгласил рыцарь, принимая донельзя героическую позу с оттопыренным мечом.
Дракон хмыкнул:
— Чтобы я тратил пол дня на такие глупости как: перчатка в лицо, выбор секундантов, деревянный дрын наперевес и галопирующий туба-дум навстречу супостату? И так — тридцать семь раз подряд?.. Ни за что.
— Тогда как?
— Разбег, взлет против ветра, набор высоты, пикирование и — огонь по площадям.
— Но так ты всех просто изжаришь!.. — возмутился рыцарь. — Не дав им и шанса! Как-то это… ммм… неблагородно. Должны же быть какие-то приличия…
— Вот-вот, — вздохнул дракон, — и я о том же. О приличиях. Получившиеся благородные шкварки придётся отскребать. Тащить в церковь. Отпевать. Нанимать плакальщиц, заказывать роскошные саркофаги — все ж-таки не нищебродов каких хороним, а, так-зять, покойную элиту общества. Потом приглашать толпу родственников и прочих проходимцев на поминки… А все это, между прочим, потраченные впустую время и деньги. Ты хоть представляешь, сколько по нашим дням стоит похоронить тридцать семь vip-персон?.. Вот! «Неужели ты — такой трус?», — передразнил ящер партнера, — Лучше подай мне вон тот кусок овечьей шкуры.
— Зачем?
— Я из нее себе беруши сделаю.
— Но как же честь? — всплеснул руками рыцарь. — Как же без нее? Вот, к примеру, я готов добиваться руки и сердца только той прекрасной дамы, что хранит свою честь…
— Все тоже самое, — зевнул дракон.
— То есть?
— Куча зря потраченного времени и денег. Дамы с опытом куда пользительнее…
— Пресвятая Дева и святые угодники! — взорвался рыцарь, — Неужели тебя ни капельки не коробит, когда кто-то кричит в лицо «мерзавец»?
— Ну, положим, покамест не в лицо, а в пещеру, — уточнил дракон, прислушавшись, — Да притом еще и с приличного расстояния…
— А есть разница?
— Ещё какая, — расплылся в клыкастой улыбке дракон.
— Но…
— Если же найдется ухарь, рискнувший обозвать меня с дистанции меньше мили, то обращать на такого внимание и подавно не стоит.
— Почему?
— Много ли чести в том, чтобы прихлопнуть явного недоумка?..

Сказки на ночь.


Был солнечный полдень.
— Ну?.. — спросил дракон.
— Буянят, — пожаловался рыцарь, опасливо выглядывая из пещеры.
«Долой самодержавие! Короли, вон отсюда! Феодалу — кол! Феодалихе — х…!» — гремело снаружи.
— Что за «х»? — рыцарь насторожился.
«…Хворостину!» — донеслось окончание лозунга.
Рыцарь расслабился, но вслух сообщил, что реакция электората на указ сеньора о повышение налогов его, рыцаря, уже начинает напрягать.
Дракон закончил обгладывать бычьи ребра и беззаботно пожал плечами. Сыто рыгнул. С удовольствием растянулся на каменном полу пещеры. Потом поморщился — вопли возбужденных селян мешали послеполуденной дрёме и гармоничному перевариванию пищи.
— Как ты можешь вести себя столь наплевательски? — возмутился партнер ящера. — В то время, как чернь вот-вот ринется ломать освященные веками устои монархии и пытаться установить богомерзкое «народовластие»?!.. — произнося последнее слово, рыцарь скривился, словно ему на язык угодила неописуемая кислятина.
— Понимаешь… — дракон зевнул так, что едва не вывихнул себе челюсть, — …Мне ваши монархии, тирании, деспотии, аристократии, охлократии, автократии, не говоря уж о демократии, вообще до одного места.
Рыцарь почитал настырность за одну из добродетелей, поэтому немедля спросил:
— До какого?
— До х…
— …Хворостины? — попытался угадать партнер.
Но не преуспел.
— …Хвоста, — закончило свою мысль чешуйчатое создание. — Я просто выше мирской суеты в целом, и политики — в частности.
— Да? — рыцарь прищурился, решив, что сейчас самое время блеснуть хорошей памятью, — А как насчет твоих же слов, что, мол, «если ты не занимаешься политикой, она займется тобой»?
— Так я от них и не отказываюсь, — хихикнул дракон, попутно выпустив из ноздрей две струйки перегретого пара, — Просто к нам, драконам, в отличие от вас, людей, этот тезис не относится.
— Да ну?
— Не «да ну», а «ну да», — плотно набившего желудок ящера явно потянуло в философию, — Мы вне политики и вне общества. Хотя правильнее было бы сказать «над политикой» и «над обществом»…
— Вы что, святые? — рыцарь набычился.
— Ни боже мой, напарник, — дракон снова зевнул, — Просто природа распорядилась так, что у нас изначально имеется штука, обеспечивающая почти абсолютную свободу. И власть.
— Ммм… Как её там?.. Мудрость веков? — рыцарь приподнял бровь.
— Холодно, — дракон любил незатейливые игры.
— Тогда — х?
— Чего-чего?
— Ну, этот твой "Хы"?..
— Это комплимент? — оживилось крылатое пресмыкающееся.
— Нет.
— Тогда — холодно.
— Раз не хвост, то тогда — лапы?
— Теплее.
— Крылья?
— Горячо.
— Ээээ… Тогда, тогда… Тогда… сдаюсь. — не без внутренней борьбы признался партнер.
— Крылья, хвосты… — дракон презрительно фыркнул, — Огнемет!

Сказки на ночь.



Был солнечный полдень.
— Ну?.. — спросил дракон.
— Несу-несу, — рыцарь втащил вглубь пещеры уже третью за сегодняшний день охапку свитков. Со вздохом облегчения уронил ее вниз, пнул получившуюся груду и только после этого спросил: — Слушай, а от кого все это?
— Разумеется — от знакомых. А их у меня… — дракон сделал небольшую паузу, чтобы полюбоваться на отполированные до блеска о скалу когти, — …много.
— Гм? — рыцарь с удивлением окинул пол пещеры, полностью захламленный большими и маленькими рулончиками посланий, — С чего бы это вдруг все твои знакомые решили разом тебе написать?
— Как это с чего? Нынче — канун Нового года, так?
— Так.
Ящер наставительно оттопырил коготь:
— Есть у нас, у драконов, один древний и мудрый обычай — слать друг другу новогодние пожелания. Искренне и от всего сердца.
— Почему «древний» я спрашивать не буду, — объявил рыцарь, вовремя вспомнив о трёхсотлетнем возрасте партнера, — но почему — «мудрый»?
— Угадай, — дракон прищурился, — что дешевле: накормить толпу гостей или во имя соблюдения приличий отделаться измаранным чернилами клочком телячьей кожи? Даю подсказку: гости — существа весьма прожорливые…
Рыцарь ушел в себя, пытаясь сообразить, на что так тонко намекал чешуйчатый партнер. Дракон же развернул ближайший свиток и с выражением зачитал:
— «Глубоко уважаемый сэр. Чтоб ты сдох!»
— Упс, — не удержался от реплики рыцарь, — Искренне и от всего сердца, ага.
— Хе-х, — дракон оскалился, рассмотрев подпись в конце письма, — еще как искренне. Это ж мой самый старинный знакомый… Кредитор! Ну, что там у нас еще? — дракон взялся за следующее послание. — «Милейший кузен. Желаю тебе в Новом году испытать наиполнейшее желудочное удовлетворение вкупе с…»
— Я, кстати, тоже как-то написал новогоднее пожелание, — внезапно подал голос рыцарь, принимая горделивую позу. — Долго думал, вынашивал и все-таки написал. Искренне. От всего сердца. Сам!
— Ммм… Жертвы были? — деловито поинтересовался дракон, не отрываясь от чтения.
— Ну, разве что моя голова… Она после этого буквально гудела.
Дракон отложил письмо и воззрился на партнера:
— И каков же, позволь узнать, напарник, был текст сей бессмертной эпистолы?
Рыцарь подбоченился. Потом подумал, что для торжественности момента этого, пожалуй, будет маловато. И вдобавок привстал на цыпочки:
— «Гвиневра, цыпа. Жилаю тибя. Прихади. Будит о-ля-ля.»
— Сильно, — согласился дракон после минутного раздумья, — А голова-то от чего гудела? От умственного перенапряжения?
— Нет, — рыцарь застенчиво потупился, — Меня после этой записки та-а-а-ак отоварили по лбу серебрянным блюдом… Просто о-ля-ля!